Генеалогия, архивный поиск, история семьи, составление родословных
Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискГлавная Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискАрхив Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискГенеалогия Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискСписки архивов Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Услуги сайта Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Поиск в Израиле Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Маленькие истории Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск  Блог Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Пишите

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск Об авторе

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискКаталог сайтов

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискПресс - релизы

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискЧАВО

Генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поискКарта сайта

Рассылки Subscribe.Ru
архивное дело: генеалогия, история семьи, составление родословных, архивный поиск

Генеалогия: статья Л. ПоросятковскойНекоторые генеалогические исследования, связанные с поисками предков, заслуживают отдельного описания, потому что вполне относятся к разряду задач с трудно решаемыми условиями. Об одном из них и пойдет речь. Сложности, связанные с отсутствием или плохой сохранностью документальных источников, с ограничениями доступа к ним, и с вытекающими из этого последствиями, а именно  с отсутствием  прямых доказательств родства между персонами искомого рода, можно продемонстрировать на примере генеалогического исследования рода крестьян Воронцовых, основателей деревни Полдневка Ветлужского уезда Костромской губернии.

Несколько слов о том, как распределяются источники, а нас интересует определенная их категория, по генеалогии податных сословий, в архивохранилищах государственных архивов. Территории бывших губерний неоднократно подвергались административно-территориальным изменениям, и  в результате сложилась простая для понимания, как исследователей, так и потребителей архивной информации система: архивы хранятся по территориальной принадлежности их фондообразователей. Например: большая часть Ветлужского уезда Костромской губернии, в т.ч. с. Широково, где находилась церковь, прихожанами которой были Воронцовы, в 1922 г. вошла в состав Нижегородской губернии. Все архивно-документальные источники, имеющие отношение к  этой территории, были собраны в хранилищах Государственного архива Горьковской (Нижегородской) области. Однако исключение составили некоторые фонды губернских учреждений, благодаря чему в нашем распоряжении остались ограниченные по количеству, но  емкие по информативности источники. Это - исповедные росписи Николаевской церкви с. Широково за один год - 1907 в фонде Костромской духовной консистории и документы 7-ой – 10-ой ревизий на казенных крестьян Широковской волости Ветлужского уезда в фонде Костромской казенной палаты. Хронологический разрыв между источниками составил ровно полвека: для любого исследования, особенно генеалогического, срок очень большой.
Тихон Ипполитович Воронцов, самый ранний из известных представителей рода, - точка отсчета в поисках.  В исповедных росписях  Николаевской церкви с. Широково в части «Военные, состоящие на действительной службе, отставные и их семейные» он упоминается отставным рядовым среди исповедавшихся и причастившихся жителей д. Полдневка (Софьино) Широковской волости Ветлужского уезда Костромской губернии, главой семьи в возрасте 66 лет, т.е. 1841 года рождения.
Кроме членов семьи Тихона Ипполитова, его детей и внуков, в исповеди под тем же номером дома или двора №15, под фамилией Воронцов записана персона по имени Федор Филиппов, 22 лет. Очевидно, Федор состоял с главой семьи в достаточно близком родстве, если доверять названию графы исповеди: «Военные и их семейные». В теории факт его существования может быть доказательством родства с другими персонами рода.
Необходимо обратить внимание на то, что большая часть жителей Полдневки, учтенных в исповедных росписях 1907 г., записаны с фамилией Воронцовы. Самые «старые» по возрасту из них рождены до отмены ревизий,  т.е. до 1858 г.: это наш  Тихон Ипполитов, как мы уже вычислили 1841 года рождения,  Стефан Климентов - 1855 г.р., и  Евдокия Климентова - 1849 г.р. Ревизская сказка на казенных крестьян  Полдневки Ветлужского уезда 1858 г. должна содержать сведения об этих персонах.
Ревизские сказки, документальный результат подушной переписи населения, были введены в 1713 г. «для распределения содержания войска по числу ревизских душ», впоследствии стали повсеместно регулировать и учитывать  платежи подушных  податей. Всего было проведено 10 ревизий и последние из них приходились  №9 – на 1850, №10 – на 1858 гг. 
В ревизской сказке 1858 г. Полдневка Широковской волости Ветлужского уезда значится не деревней, а починком, и все казенные души, первые жители Полдневки, составляли одну семью, известную впоследствии под фамилией Воронцовы. Из них с исповедной росписью 1907 г. по именам и по возрасту совпали персоны: Стефан Климентов и  Евдокия Климентова. Филипп Климентов, вероятный отец Федора Филиппова, присутствовал только в ревизской сказке.
Ни Тихона, которому на момент ревизии должно быть 16-17 лет, ни его отца Ипполита, среди них не оказалось. Отсутствие Тихона и Ипполита в ревизии 1858 г. могло иметь много разных объяснений, но для выбора единственно правильного необходимо исследовать более ранние источники.
В поле графы «из того числа выбыло» предыдущей ревизской сказки по  Полдневке 1850 г. есть запись, имеющая отношение ко всей семье: «Переведены из д. Полома по предписанию г. управляющего палатою от 25 мая за №187». Во главе семьи, как и в ревизии 1858 г., записан Мартьян Авакумов 68 лет и его сыновья: Максим 40 лет, близнецы Александр и Клемент по 35 лет. Появляется запись о последнем, младшем сыне Мартьяна Авакумова Иване, который в ревизии 1858 г. по какой-то причине не учтен. Его возраст в графе предыдущей ревизии, 1834 г., обозначен 16 лет (1818 года рождения), а в графе «из того числа выбыло» - запись, объясняющая его отсутствие в более поздних документах: «отдан в рекруты в 1838 г.».
Рекрутской повинности подлежали в государстве все те сословия, которые платили в казну подушную подать, а именно: мещане, казенные, удельные, помещичьи крестьяне, дворовые люди, свободные хлебопашцы и др. В рекруты забирали людей  не моложе 20 лет и не старше 35, ростом не менее 2 аршин 3 вершков, здоровых и не страдающих явными недостатками. По уставу 1831 г. , по которому забрали Ивана Мартьянова, срок рекрутской службы равнялся 20 годам. Сельское общество должно было внести в казну деньги на его прием в рекруты: на обмундирование (на одежду и обувь), на провиант, на жалованье.   Рекрутское присутствие выдавало виды (название документа) женам рекрут.
Как известно, отданные в рекруты казенные крестьяне, их жены и рожденные во время службы дети, так называемые кантонисты, переставали учитываться как казенные податные души, потому что подушная подать с них снималась, и переводились из ведения Министерства государственных имуществ в ведение Военного ведомства. Именно по этой причине упоминаний об Иване и о возможно родившихся в рекрутстве его детях в ревизской сказке  1858 г. быть не могло. По законам солдат полевых и имеющих постоянное местопребывание войск размещали на квартирах обывателей. Солдаты имели возможность иметь рядом с собой свою жену и детей. В разные времена содержание солдатских жен и детей оплачивалось то военным ведомством, то казенным ведомством: «Начальство должно удовлетворять требование мужей по доставке жен по мере возможности и удобности размещения их, отпуск же денег на продовольствие и прогоны следует быть от казенных палат» .
Обратившись к еще более ранним ревизским сказкам уже деревни Полома, из которой Воронцовы переселились в Полдневку, а именно 1834 и 1816 гг. узнаем, что у Мартьяна Авакумова из 6-х детей – две дочери и четверо сыновей, известных нам как Максим, Александр, Климент и Иван. Т.е. сын с именем Ипполит у Мартьяна Авакумова во всех ревизских сказках так и не появился. И у нас нет прямых доказательств, что Тихон Ипполитов Воронцов (с него начиналось наше исследование) является внуком Мартьяна Авакумова и членом семьи, которую мы исследовали как основательницу починка Полдневка.
В ревизских сказках 1850 и 1858 гг. Тихон Ипполитов не вписан, хотя к моменту ревизий ему было 9 и 17 лет соответственно. Причиной, по которой запись о нем отсутствовала, могла быть той же, что и у Ипполита: Тихон не учитывался как ревизская душа, платящая подушную подать. Если Вы помните, Тихон Ипполитов Воронцов записан в той части исповедной росписи, в которую вносили военных, отставных, а значит, во времена 9-ой и 10-ой ревизий вполне мог быть кантонистом и учитываться по военному ведомству. Чаще всего солдатским детям было уготовано воспитание в гарнизонных школах, позже в военно-сиротских отделениях и кантонистских школах, а после них - военная служба, величина срока которой зависела от действующего на момент взятия на службу Военного устава.
Отсутствие Тихона Ипполитова в ранних документах 1850 и 1858 гг. как кантониста, совпадает с рекрутством  Ивана Мартьянова. И нетрудно сделать вывод, что Иван Мартьянов идеально подошел бы на роль  отца Тихона Ипполитова, если имя первого совпало бы с отчеством второго.
Попытаемся ответить на вопрос, мог ли ИВАН стать ИППОЛИТОМ?
Всем известно о существовании различных вариантов одного и того же имени: например, Георгий – Егорий – Егор – Игорь Юрий, или Евдокия -Авдотья, или Агриппина - Аграфена и т.д. Не вдаваясь в особые исследования можно сказать об  идентичном звуковом ряде во всех трех примерах. Известны несколько иные примеры перемены имен: члены семьи знали свою любимую бабулю как Марфу, а обратившись с запросом в архивы об уточнении даты ее рождения, узнали, что при крещении ей было дадено имя Мария. И, наконец, третий вариант - яркий пример двух, казалось бы, совершенно разных имен у одной и той же персоны: одна из прабабок Розанова Василия Васильевича, по мужу Жадовская, упоминается в разных документальных источниках то как Прасковья, то как Матрена с отчеством Андреевна.
Что же общего было между приведенными выше похожими и совершено разными именами?

Основным документом при выборе имени новорожденному в период до 1917 г. были святцы. Все многочисленные варианты одного и того же имени объединялись образом святого, который звался именем, данным младенцу.  В один и тот же день Православная церковь праздновала именины разных святых:  например Мария и Марфа имели два общих календарных дня: 6-го февраля поминали сестер Марию и Марфу, дев Азийских, а 9 июня – Марию и Марфу, мучениц Персидских.
Именины Матрены и Параскевы совпадали в день 20 марта (мученица Матрона Амисийская – Понтийская и мученица Параскева Римская).
30 января, в общий день святых Иоанна и Ипатия, православная церковь отмечала патриарха и Вселенского учителя Иоанна Златоуста Константинопольского и священномученика Ипполита Остинского, Римского епископа.
Согласитесь, случай экзотический. Рожденного около 30 января Ивана-Ипполита, в семье, вероятно, и звали то Иваном, то Ипполитом. На вопрос, в какой момент своей жизни Иван Мартьянов был записан в документах Ипполитом, ответить трудно, но предположить можно. Скорее всего, это произошло в период военной службы, когда все бывшие казенные души приобретали новый статус, получали «прочные» фамилии, обычно распространявшиеся не только на прямых потомков, но и на большинство представителей рода.
Непростую генеалогическую «задачку» удалось решить, 1) исследуя косвенные признаки родственных связей, 2) привлекая в качестве источников законы Российской Империи, Православный календарь имен святых, 3) исследуя информацию формуляров архивно-документальных источников.   

Государственный архив Костромской области (ГАКО), ф. 130, оп. б/ш, д. 555

ГАКО, ф. 200, оп. б/ш, д. 20, ф. 200, оп. б/ш, д. 18, ф. 200, оп. б/ш, д. 204, ф. 200, оп. б/ш, д. 670.

ПСЗ, II, 1831, т. 6, № 4677, с.502

ПСЗ, I, Т. XXXVII, № 28714 с.793-795. 2 августа 1821 г. О высылке солдатских жен к мужьям их.

Архивное дело: частный архив, генеалогия, история семьи, составление родословных





Архивные новости


Ономастика - история фамилии


Партнёры сайта



Генеалогия в Украине

Кольцо генеалогических сайтов

Генеалогия евреев местечек Волыни и Слуцкого уезда. Фамилии: Перельмутер, Лангер, Фельдман, Шидловер. История цадиков Тверских из Макарова-Бердичева


© Copyright 2002-2016

Архивное дело. Генеалогия. Родословные. Поиск.
Для вас цифровая печать флаеров и листовок


Rambler's Top100 Наши друзья: Mail.ru Рассылка 'Генеалогия, история семьи'
     
Для вас цифровая печать флаеров и листовок